Телефоны редакции:
+7 (978) 760-34-42
+7 (978) 043-78-46
» » » Севастополю просто необходим приют для бездомных

Севастополю просто необходим приют для бездомных

15 апрель 2019, Понедельник
30
0
Севастополю просто необходим приют для бездомных. На улицах города сейчас находится почти две с половиной тысячи человек, которые социально не защищены и нуждаются в помощи. Об этом рассказала президент благотворительного фонда «Сердце Севастополя» Анастасия Макеева. Создания в Севастополе специального учреждения, который бы занялся социализаций граждан без определённого места жительства, ждут уже давно.

Власть долго закрывала глаза на эту проблему, но вот чудо свершилось: предложенную региональным омбудсменом Павлом Буцаем концепцию создания соцприюта поддержал губернатор.

Бомжи и дети

Присмотрели и помещение для временного пристанища бездомных — в селе Хмельницком, но тут запротестовали местные жители. Новость о том, что в пустующем здании бывшего детского сада создадут социальный приют, люди восприняли в штыки. Встречи с общественностью, в которых принимали участие глава БФ «Сердце Севастополя» Анастасия Макеева, уполномоченный по правам человека в городе Севастополе Павел Буцай, депутат законодательного собрания Татьяна Щербакова и представители общественных организаций, ни к чему не привели. Местные жители настроены категорично. На расстоянии 200 метров от предполагаемого размещения центра находится ГБОУ ООШ № З6. В школе учатся около 200 детей, в том числе и дети из нашего села. Данное соседство будет негативно влиять на духовное развитие наших детей. Какой пример жизненного опыта они могут дать нашим детям?» — пишут в редакцию жители Хмельницкого. Трудно представить, что несчастный, возможно, опустившийся по каким-то причинам человек вызовет у детей и подростков желание быть похожим, скорее — с точностью до наоборот. Впрочем, то, что в здании рядом со школой будут проживать наркоманы, тоже не соответствует действительности. По словам Анастасии Макеевой, речь идёт о людях, которые оказались в беде и сами не могут найти выход из ситуации, а вовсе не об асоциальных личностях, сознательно выбравших этот путь, и тем более не о наркоманах. В том, что это не будет центр реабилитации алкоголиков и наркоманов, пытались убедить людей уполномоченный по правам человека в городе Севастополе Павел Буцай и руководитель центра «За жизнь» Игорь Карташов. «На сходе люди выражали разные мнения: одни хотели детский сад, другие — кадетский корпус, третьи хотели всё разделить между жителями, нуждающимися в жилой площади. Депутаты Балаклавского района, присутствовавшие на встрече, предложили направить обращение по этому вопросу, определившись с тем, что именно они хотят», — рассказал региональный омбудсмен Павел Буцай. Уполномоченный по правам человека считает, что жителям Хмельницкого нужно прийти к единому мнению, определиться с реальной перспективой для этого здания и направить властям соответствующее обращение. Мать троих детей Анастасия, которая сама приютила несколько таких людей преклонного возраста, позиции жителей села не понимает, ведь здание бывшего детсада пустует. Долгое время оно использовалось предприятием «Золотая балка» как общежитие для работающих на виноградниках. Вернуть ему прежнее назначение, то есть снова открыть там детский сад, как того хотели некоторые жители, невозможно, а от социального приюта люди открещиваются. «По неофициальным сведениям, детей дошкольного возраста в посёлке 60 человек, и всего один ребёнок стоит на очереди. Для того чтобы открыть детский сад, нужно минимум 150 детей. Жители поняли, что открытие детского сада невозможно по объективным причинам, и тогда предложили другой вариант — в этом здании сделать кадетский корпус казаческий», — рассказала общественница. Анастасия Макеева недоумевает: почему за столько лет жители Хмельницкого ни разу сами не обратились к местным властям с просьбой передать здание в оперативное управление, чтобы устроить в нём именно то, что они хотят там видеть. Также не понимает Анастасия Макеева обеспокоенности некоторых людей по поводу того, что дети могут научиться у возможных соседей чем-то плохому. «Какой плохой пример может им дать 78-летний дедушка? Или женщина 60 лет, которая практически не ходит, каким образом может нарушить спокойствие или травмировать психику ребёнка? Ребёнок, по логике, должен посочувствовать этому человеку. Для меня дико, что сейчас происходит с жителями этого посёлка», — говорит неравнодушная Анастасия.

Не приказано выжить

Тем, кто погружался в проблему бездомных, известно, что такие люди редко живут на улице более трёх лет: они теряют конечности, умирают от голода и холода, а иногда становятся жертвой разбойных нападений. Так, три года назад Севастополь шокировала новость: жестокие подростки убили трёх бомжей. А ведь бомж — это не обязательно пьяница и наркоман. Бездомным может стать человек, лишившийся документов и денег, жертва «чёрных» риэлторов, работодателей-мошенников или вовсе семейных драм. Социальное учреждение, как считает Макеева, не должно быть просто ночлежкой или местом постоянного проживания бомжей. Его главная задача — в оказании комплексной помощи нетрудоспособным людям без определённого места жительства: в восстановлении документов, адаптации и социализации, дальнейшем направлении в гериатрию. То же сказал и уполномоченный по правам человека Павел Буцай: таким людям нужно попасть в приют, чтобы не замёрзнуть на улице, прийти в себя и найти выход из сложной ситуации. При этом помощь в социализации обещают и аппарат уполномоченного, и волонтёры. Такая работа всё равно ведётся, говорит омбудсмен. Но пока, как видим, без особого участия местных властей, что значительно её усложняет. «Чтобы помочь человеку в беде, конечно, в первую очередь нужно предоставить ему крышу над головой. Но, помимо этого, должны быть чётко установлены сроки социализации и помощи человеку. Как правило, 90–120 дней — судя по практике других субъектов. Этим может заниматься только государство», — говорит Анастасия. Сама общественница вместе с соратницами делает всё, что в силах сделать общественная организация. Без финансовой поддержки от государства они заботятся о социально незащищённых людях, пристраивают их, отыскивают родственников и отвозят к ним, даже в другие регионы. «На то время, пока собираются нужные справки и покупаются билеты, а это обычно занимает два-три дня, поместить людей некуда. Как правило, их помещают в больницы, но нужно понимать, что больницы — это не приюты для бездомных. Низкий поклон здравоохранению за то, что не отказывают, но далее так не может продолжаться», — возмущается руководитель общественной организации. Уполномоченный по правам человека Павел Буцай рассказал о том, как три дня помогал женщине, оказавшейся на улице вместе с двумя детьми, один из которых инвалид, пройти врачей. Это необходимо для того, чтобы комиссия департамента труда и социальной защиты населения позволила ей попасть в специальный государственный центр. «Она не может прийти в приют для женщин с детьми, поскольку нужно пройти всех специалистов, в том числе и стоматолога, получить справку с места жительства. Если женщина на улице — как она её возьмёт? А потом, если комиссия департамента примет положительное решение, женщина всё равно будет платить деньги за пребывание в центре, не получая при этом даже питания. В чём тогда помощь?» — досадует омбудсмен. Раньше, вспоминает Павел Буцай, таких женщин принимали на Льва Толстого, 51. Теперь им идти некуда. Также не будут знать куда деваться люди, потерявшие жильё, например, при пожаре.

Пещерные люди и вынужденная миграция

Сколько же в Севастополе бездомных, которые стали ими не сознательно? По информации Анастасии Макеевой, таких в городе сейчас 2341 человек. Общественница говорит, устроиться пытаются по-разному. «У нас есть в городе „социальное жильё” для таких людей — пещеры», — говорит общественница, имея в виду в том числе пещеру над Лабораторным шоссе. Кто-то перебирается в Краснодарский край, поскольку считает, что там у него больше шансов выжить. В Краснодаре подобный приют, по словам Анастасии, рассчитан на одновременное пребывание в нём ста бездомных. Ещё несколько приютов находятся на территории края. А вот к нам, вопреки общему суждению, никакого потока бездомных переселенцев нет. «Миграция бомжей в Севастополь — это сказка. Андерсен в сторонке стоит», — отмечает Макеева. Павел Буцай тоже считает, что опасения общественности и департамента труда и социальной защиты населения напрасны: подобные социальные центры есть во всех субъектах Российской Федерации. Самый южный из них находится в Туапсе. Поддержат ли чиновники проект приюта не только словами, но и делом — покажет время. Однако ни глава благотворительного фонда, ни уполномоченный по правам человека сдаваться не собираются. Павел Буцай ждёт ответа властей на очередное обращение, а Анастасия Макеева в случае провала идеи создания соцприюта обещает пойти на кардинальные меры. «Я думаю, это всё замнётся в скором времени, наши чиновники отчитаются: „Вот, люди против, извините”. Если он [приют] не откроется, всех своих дедушек, бездомных людей, у которых гниют ноги, я буду привозить на Руднева, 40, — в департамент труда и социальной защиты населения, под кабинет Борисенко, начальника этого департамента. Пусть он выйдет, в глаза этим людям умирающим посмотрит и скажет: „Я не могу вам помочь”», — сказала общественница.

Крым, Севастополь, Элла Абрамова
Обсудить
Добавить комментарий
Комментарии (0)
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 7 дней со дня публикации.